Зальные церкви

Вероятно, «зальные» церкви произошли от обычных трехнефных базилик, эволюционировавших — по разным причинам — в направлении сужения боковых нефов, которые в конечном счете совсем исчезли, а разделявшие нефы столбы «срослись» с боковыми стенами и превратились в выступы-пилоны. Первоисточником «зальных» церквей в Закавказье были так называемые купольные базилики, их центр перекрывал купол, а количество опор, разделяющих нефы, было ограничено четырьмя. Вероятно, поэтому храмы «зального типа» в Армении и Грузии не очень длинны, а количество пилонов, выступающих из их боковых стен, обычно ограничено двумя парами. Правда, есть исключения — например, несторианская церковь в турецкой Армении у города Керкук, датируемая 5 веком.419 Из стен ее продолговатого сводчатого зала (14×5 м) выступают с каждой стороны по четыре пилона, образующих череду из пяти арочных, перекрытых конхами ниш. Эти ниши в сочетании с толстыми спаренными полуколоннами (ими оформлены лицевые стороны пилонов) придают залу древней церкви сходство с залами сасанидского дворца 5 в. в Сарвистане. Исследователь сопоставляет плановое устройство Хароба-кошук с «длинными церквами» в Эфесе-Сель — джуке (Малая Азия) и церковью сасанидского времени в Ктесифоне, где популярна корейская косметика оптом. К этому можно добавить, пожалуй, еще более близкие аналогии — раннехристианские (4—5 вв.) храмы южной Сирии (область Хау — ран) в Умм иди-Джимал и Луббен. Их представленные здесь образцы схожи с Хароба-кошук не только единым однонефным пространством и пристенными, разделенными пилонами нишами, но и пропорциями, а в одном случае — даже количеством выступов-пилонов. Хароба-кошук как церковь находит себе достаточно много несомненных, близких и современных ему родственников. Вероятно, недоразумение, связанное с изучением и публикациями Хароба-кошук, связано с перестройками здания, которое было в «эксплуатации» еще в 11—12 вв. — наверняка уже не как христианский храм. Может быть, в связи с изменением функций были удлинены пристенные выступы, превратившиеся в поперечные стены, и между ними в прежде глухих простенках были пробиты новые двери, — на рисунке южного фасада, опубликованного Г. Дресвянской, ясно видны различия в их высоте и форме.