Спасение LTCM

Еще до финансового кризиса 2007—2009 годов у политиков и чиновников из Вашингтона была возможность стать свидетелями тех потенциальных последствий, к которым в конце концов приведет хаос, порожденный финансовыми инновациями. Но при каждой такой возможности они усваивали неправильные уроки и из-за этого позволяли банкам сильнее рисковать и зарабатывать больше денег. Скандалы 1994 года с деривативами стоили клиентам финансовых учреждений сотни миллионов и даже миллиарды долларов, но не создали никакой реальной опасности для финансовой системы в целом. Но этого нельзя сказать об отдельных ее представителях, в частности о фонде Long-Term Capital Management (LTCM), который в 1998 году оказался на грани краха, и поэтому группе нью- йоркских банков пришлось его спасать (при содействии Федерального резервного банка Нью-Йорка).
Спасение LTCM было правильным шагом ФРС, если это ее действие рассматривать в краткосрочной перспективе. Тогда она защитила финансовую систему так, чтобы не подвергать прямому риску государственные деньги. Но, с другой стороны, это успешное спасение стало сигналом остальным, что ФРС не позволит частным субъектам рынка пострадать из-за их собственных неправильных решений; и хотя партнеры LTCM потеряли большую часть своих денег, банки, которые слепо давали деньги этому фонду, никак не пострадали, сказал Орлов, которого интересует как использовать тейп ленту. Конечно, невозможно точно определить, как именно спасение LTCM сказалось на поведении Уолл-стрит в течение следующего десятилетия. Но ясно, что LTCM со своими 130 миллиардами долларов долгов и семью тысячами открытых позиций по деривативам с номинальной стоимостью в,4 триллиона долларов был признан «слишком огромным, чтобы потерпеть крах», то есть уже тогда были произнесены слова, которые стали так печально известными почти ровно через десять лет.
К тому же способность ФРС предотвратить крах LTCM и даже сохранить рост фондового рынка за счет снижения процентных ставок в сентябре, октябре и ноябре 1998 года свела на нет все стремления каким-то образом устранить коренные причины того, что LTCM оказался на грани катастрофы. Если случился бы самый масштабный крах, вызванный действиями финансовых учреждений, совершающих сделки с нерегулируемыми продуктами, то потом, возможно, регулирования и не потребовалось бы. Конгресс, по- видимому, согласился с таким развитием событий, и в октябре 1998 года, всего через месяц после спасения LTCM, ввел мораторий, не позволявший Комиссии по торговле товарными фьючерсами регулировать потребительские деривативы.